О лесорубах



- Нам нужен лесоруб!
- Зачем?
- У всех есть, и нам нужен. Будем лес рубить.
- Но у нас нет лесоруба!
- Найди.
- О, у меня есть отличный парень. Он не лесоруб. Но наш, местный, надежный. Свой в доску.
- Сгодится. Пусть приступает к работе.
* * *
- Что-то хреново лес рубится…
- Это лес во всем виноват! Не так растет, не туда растет...
- Я думаю, что всё дело – в лесорубе. Он сам-то что думает?
- Считает, что лучше его лесоруба нет. Кричит, что он прежде чем лесорубом стать, дважды в день в лес хаживал, по ягоды и по грибы…
- Нам надо поменять лесоруба…
- Но у нас нет лесоруба.
- Найди. Подкупи. Укради. Утащи из соседней деревни. Пообещай лучшую невесту. Нам нужен этот лесоруб!
* * *
- Как лесоруб?
Collapse )

Убитая дважды, или Смыслы Давыдовки


Сначала это даже показалось забавным. Ладони, на которых еще отсутствовали стертые в кровь мозоли, сжимали и задорно крутили ручку домкрата. Мы немного наивно полагали, что он поможет нашему неполноприводному «Шевроле» выбраться из глубокой крымской лужи с коварными песками.  Сколько их ни отгребай – они все равно норовят вернуться обратно, по-семейному окутав колесо, задушив его в объятиях. Пески – как этакий коллективный Отелло.
 Рядом щелкал затвор фотоаппарата. Это дядя Володя вспомнил про «Никон» – в отличие от аналогичного происшествия накануне, когда мы по пути в Давыдовку хоть не настолько серьезно, но все-таки застряли.  Тогда все силы были брошены на то, чтобы выбраться из западни, и фотоаппарат остался лежать забытым в салоне. Сейчас же характерные «клац-клац» затвора были уместны. Позировать сил не было: босые ноги, по щиколотку в воде; автомобиль, увязший в луже до самого порога; никаких перспектив в ожидании сторонней помощи. Вокруг лишь поля-леса, остовы брошенных домов Крыма да неожиданно резко потемневшее небо, совсем не деликатно намекнувшее на грозу. Это вам не выхолощенное, стерилизованное реалити-шоу со звездами на первых кнопках.
Collapse )

Жалко всех


Сюжетная линия – как беспроигрышная лотерея, в которой нет места и времени ни на тщеславие, ни на ожидание разрешения дилеммы: джек-пот или утешительный приз. Нечаянным, смущенным призраком на заднем фоне мелькает суровый, крадущийся с полной боевой выкладкой Евгений Николаевич П. – как обязательный атрибут эпохи Крымнашезации всей страны, как ревнивец ко всякому, волей или неволей ступившему на его владения. «Откуда ты здесь, да еще с такой простой фамилией?», - читается по его немым губам.
Но конъюнктура спланированным движением, с расхристанным остервенением, разбивается в отчаянные осколки. Выход за флажки – как предсказуемое, но отнюдь не обязательное условие. Вероятность его появления – 50/50, будто с тобой играют в «орел-решку». Но оно состоялось, потому что за флажками не так натоптано. Из фарфоровой пыли и бесформенных обломков возводится, скрепляется по-советски безупречным моментальным клеем, новый вазон. И он кажется анти-архитектурным, причудливым лишь на первый взгляд, только на начальном этапе сборки. Два шага назад – и нет ощущения мозаики, исчезает рассинхронизация. Все под контролем, конструкция имеет место быть. «Мы здесь работаем, люди в курсе».
Мастер может позволить себе топтаться и даже наглухо пережимать пуповину, подающую кислород для ЦА. Заслужил. Целевая аудитория беспорядочно увеличилась в размерах, она превратилась в угрозу, у нее бесформенные ожидания. И вот, вальяжные глорихантеры, пришедшие сюда прямиком из кинотеатра с поп-корновыми стаканами в руках, начинают отваливаться - как отработавшие ступени ракет. Первыми в расход идут дамы, ошибочно отклонившиеся с привычного маршрута по проспекту Синди Ш. У ненастья нет почвы для пледа и конформизма. Нет посадочных страниц, заточенных под верных слуг культа потребления. Нет маркеров для искусственно накачанной высокопарности в отношениях между М и Ж. Да, будет щекотка, которую можно ошибочно принять за любовь. Но такую любовь, которую не пожелают ни себе, ни дочерям, поскольку она потребует отдачи, жертв. А много ли вообще тех, кто готов жертвовать? Поэтому дураков, а – точнее – дурочек, на этом горизонте нет. Зайдут, быть может, но не задержатся. Так что минус 100500, как и спланировано.
Но свято место пусто не бывает, даже если это место шута. И вот с него начинают публично жевать, словно мантру, что-то про девяностые. А какие, к едрени фени, 90-ые? Тебе руку отрезали из-за гангрены, напился и уснул в сугробе, на морозе. А ты иррационально винишь в этом облезлую больничную палату, в которой воешь от отчаяния и фантомных ощущений? Никакие это не 90-ые, с их «никого не жалко, никого». Это вообще вне временного значения. А если бы значение имело, то надо быть упертыми и до конца въедливыми. Это - 80-ые, детка. И да, то, что сейчас скажу; то, что последует за этой строкой, вот это - действительно важно. Тогда было ЖАЛКО ВСЕХ.
Каждый видит свое. Я вижу в ненастье русский квадрат. Две стороны - два надвинутых друг на друга автомата Калашникова. Две другие стороны - два безучастных, застывших, разинутых от изумления рта. Обреченный, зацикленный сам на себе квадрат обязательно распадется, но всем от этого станет еще хуже. А по-другому мы по-прежнему редко умеем в мирное время и слабо научены в западне.
«Ненастье» – это про то, что точки бифуркации случаются чаще перекуров. Про то, что через Рубикон ты переходишь дважды на дню, перепрыгивая через трамвайные рельсы. Про то, что твою революцию у тебя украдут. В том числе и потому, что и на людях, и в быту зачастую мы, как и прежде, «за деньги, но если посадят или убьют – то за идею».

Божественный монтаж

Честный, детский, дворовый обмен «изо рта в рот» отсюда так же далек, как восьмидесятые от 2015 года. Представьте бабл-гам, пережеванный до состояния полураспада. Его долго мусолят между пальцами, прилепляют к дверному косяку. Затем отрывают и вот в таком засохшем, неприглядном, грязном виде предлагают публике. Как прорыв. Как откровение. Как терра инкогнита. Предлагают публике, по большей части неискушенной. Публике, которая ведется на бренды и эмоции, но не на смыслы и значения. Публике, готовой аплодисментами встретить трейд-ин, ошибочно приняв его за икону. Почему готовой? – встречающей!

Хотя начало торга за зрительское внимание выглядит действительно правдоподобно. Голубые, подкрашенные фильтрами Instagram’а детские глаза Курта; мурашки, бегущие по коже под натиском первых аккордов, гиперболизированных киношным Dolby Digital; оживленная анимацией, дополненная объемом графика; да и чего греха таить, внутренние ожидания - катарсиса или, на худой конец, эксклюзивного допуска к тайне. Только покупают тебя как-то буквально и прямолинейно, банальными приемчиками. Печально осознавать, но эта фальшь всплывает на поверхность слишком рано, чтобы успеть очароваться, но и слишком поздно, чтобы встать и уйти.
Курт – несчастный подросток, обделенный вниманием родителей. Курт – нелюдим. Курт – ранимый юноша. Курт – талант, пламенем вырывавшийся наружу. Курт – наркоман. Курт – голос недовольного поколения. Бла-бла-бла, уру-ру-ру. Алло, други!

Collapse )

Календарь знаковых медиасобытий

31 января – завершение приема заявок на всероссийский конкурс видеороликов о здоровом образе жизни «Моя альтернатива».
1 февраля – завершение приема работа на всероссийский конкурс-фестиваль для журналистов «МЕДИА – АС – 2015″ и фотоконкурс «Дыхание жизни».
15 февраля – завершение приёма заявок на 15-ый Открытый Всероссийский конкурс студенческих проектов в области управления коммуникациями, развития общественных связей и медийных технологий «Хрустальный апельсин».
16 февраля - вебинар «Продающие тексты».
24 февраля – завершение приема работ на всероссийский конкурс «Правовая Россия» ( «СМИ за Правовую Россию» — специальная номинация для журналистов, работающих в средствах массовой информации).
1 марта – завершение приема работ на Литературный конкурс «Народные истории о любви».
31 марта – завершение приема работ на всероссийский конкурс антикоррупционного плаката «Ни
дать, ни взять».
9-11 апреля (Екатеринбург) - конференция «AIST».
Digital-события января
Афиша АНРИ на январь-февраль
10 бесплатных вебинаров января

Календарь знаковых медиасобытий

25 декабря – завершение приема работ на Конкурс статей по медиапедагогике.
28 декабря – завершение приема работ на всероссийский конкурс для журналистов «Правда и справедливость» и Фотоконкурс «Мои безграничные возможности».
30 декабря – завершение приема работ на Конкурс для журналистов на лучший материал о молодёжном парламентаризме.
15 января – завершение прима работ на Фотоконкурс «Крик природы».
28 января – завершение приема работ на Конкурс видеосюжетов “Знать ПДД – это круто”.
1 февраля – завершение приема заявок на Конкурс на лучший рисунок для почтовой марки и конверта, посвященных 70-летию Победы в ВОВ.
16 февраля – завершение приема работ на Конкурс на создание талисмана Чемпионата мира по хоккею 2016.
15 марта – завершение приема работ на Литературный конкурс «Пришла Победа в каждый дом».
30 марта – завершение приема работ на Творческий конкурс «Твоя история. Россия 90-х.»
31 марта – завершение приема работ на Литературный конкурс «Русь: 1000 лет после Владимира Святого в судьбах России, Украины и Белоруссии».
15 апреля – завершение приема работ на Первый международный конкурс фотожурналистики имени Андрея Стенина.
16-17 апреля (Москва) – тренинг «Эффективная пресс-служба-2015».
22 апреля – завершение приема работ на Литературный конкурс «Энергосбережение – разумное решение!»
Всероссийский конкурс на лучшее артвидео от Первого канала.
Литературный конкурс «Герои Великой Победы».

Победы свердловчан

СМИ Свердловской области стали победителями X Всероссийского конкурса публицистических работ молодых журналистов, пишущих на социально-значимые темы «Вызов-XXI век».
Информационное агентство «Апельсин» завоевало первое место в номинации «Вызов – Год культуры в России» («Обзорные/аналитические статьи»). Победу агентству принесла Екатерина Смирнова с публикацией «Культура как оружие: изящное обрамление войны на Украине» - о роли культурных символов в воспитании российского и украинского патриотизма.
Второе место в номинации «Вызов – политика и экономика» («Интервью») заняла Анна Федорова (ИА «АПИ») с интервью с многократным победителем интеллектуальных телеигр журналистом А. Вассерманом «Журналистики и СМИ сейчас на Украине нет…» о пропагандистской войне Украины и России. Анна Федорова завоевала также диплом в номинации «Вызов – Год культуры в России» («Интервью») с интервью с художественным руководителем балетной труппы Большого театра Сергеем Филиным,  актером и музыкантом Олегом Ягодиным; рецензией на киноспектакль «Пушкин» с Сергеем Безруковым в главной роли.
Второе место в номинации «Вызов – политика и экономика» («Интернет») заняла Юлия Темерева ("ТАСС-Урал") с интервью с председателем Совета Министров Республики Крым  C. Аксеновым «Национализации частных объектов в Крыму не будет».
Дипломантом конкурса также стал Кирилл Табаринцев из газеты «Серовский рабочий» с циклом статей «Забытые деревни» об исчезнувших с карты Свердловской области населенных пунктах. Кирилл отметился в номинации «Вызов – Год культуры в России» («Обзорные/аналитические статьи»).
Организаторами конкурса являются Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) и Международный пресс-клуб (МПК) при поддержке Союза журналистов России.
Мои поздравления победителям!